afronka: (I'm not angel)
Мы часто просим другие жизни, чужие судьбы зажав в руке.
А я свою прошу: покажись мне и покажи мне - сегодня с кем
меня скрепляют такие узы, такие нити стянули кисть,
что я сама, словно крепкий узел, и мир мой вижу теперь таким.
Тут ходят, ищут, скандалят, ропщут. То просят смерти, то смерть клянут.
Тут говорят о деталях - в общем и делят общее - на вину:
свою, чужую - не все ль едино, когда любого из нас учтут?
А я - шепчу жизни: "просто жди нас - мы с ним окажемся скоро тут".
А я целуюсь - чтоб ныли скулы, и говорю - чтобы слов не жаль.
Я так бегу к нему сквозь проулок, что словно вечно могу бежать.
Я обнимаю, смеюсь и плачу. Меняю платья три раза в день.
И я живая - я что-то значу.
Я захожу к нему без одежд,
нелепых масок, четвертой кожи, такой расстегнутой до души,
что заколоть бы какой-то брошью - такие удаль во мне и ширь.
Ни рая, господи, нет, ни ада. Ни обстоятельств, ни дел вокруг,
когда мне можно, влюбленной, падать на перекрестье любимых рук,
когда любви только три минуты, моргнул - и видишь: почти рассвет,
и вот лежишь невозможным утром, ни мысли, кажется, в голове.
Когда он рядом, такой горячий, настолько нагло сейчас красив,
что я предельно чутка и зряча - чтоб только впитывать и носить
его касания, вдохи, стоны. Нам предназначенную весну.
И там, в груди, до того просторно - что просто ухнуть на глубину.
Все принимаю, за все отвечу, во всем - оправдана и честна,
я обнимаю его за плечи, и если это - моя вина,
я очень счастлива, жизнь. Спасибо.
О что угодно бы иссечась, я бы другую не попросила.
Я проживаю свою. Сейчас.

Автор: Лина Сальникова
afronka: (eye)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] pristalnaya в post
Этот город как-будто опять не у дел,
Он меня отпустил и растерян поныне.
Так беспечный любовник дражайшее имя
Всё катает во рту, покидая постель.

Я иду, прорывая его пустоту,
Паутину невидимых связей и смыслов.
Как добычу свою подпуская на выстрел,
Он стоит неподвижен на этом посту.

Он не ждёт никого. Что ему поезда?
Что ему до того, кто рождён и схоронен?
Что ему до меня? Всё песок и вода...
Всё брусчатка и пыль... Всё узор на ладони...

Мой мирок карамельный, мой космос в груди,
Подержи надо мною целительный полог.
Я не знаю, сколь путь мой суров или долог,
Но я буду идти.
Но я буду идти.

afronka: (I'm not angel)
Потому что с тобой говорю я на всех языках,
На живом и на мёртвом, на нынешнем и на вчерашнем,
Я сама то дремучая выпь, то немая треска.
Быть тебе кем угодно — уже не смешно и не страшно.

Спи теперь до рассвета. Качается дом на ветру,
Ночь полощет луну в отсыревшей небесной лохани.
Город будет тянуться к тебе миллионами рук,
Только мне, только мне не дотронуться даже дыханьем.

Я жалею тебя, потому что мы были близки
В послезавтрашнем дне, где лишь контур ещё осязаем,
Потому что мы смертны, как эти простые стихи,
И как эти стихи, мы однажды тут всё потеряем.

Эта глупая нежность не ведает звуков и букв,
Но её немоту обретая, как редкую милость,
Ничего не ответь на мою тишину, если вдруг
Ничего не случится. Уже ничего не случилось.

(с) Елена Касьян ака [livejournal.com profile] pristalnaya

***

Nov. 12th, 2014 11:49 am
afronka: (dream)
все важные фразы должны быть тихими,
все фото с родными всегда нерезкие.
Read more... )
afronka: (i'm just a girl)
может быть, Вы меня просто не знаете
Read more... )
afronka: (dream)
Эта нежность не выносится на суд,
Потому что никого не задевает.
Где-то мутная, а где-то питьевая,
Помещенная в серебряный сосуд.

Настоящая волшебная вода,
Отделенная от взвеси и от тины,
Нашей собственной законной Палестины
Исцеляющий священный Иордан.

Мы пройдем его по глади и по дну
Сквозь Царей и сквозь распятую Античность.
Но поступим глубоко аполитично,
Не смущая из конфессий ни одну.

Так не трендово,
без «like»,
без «follow me»,
Без воинственных победных репортажей.
Будем счастливы, но никому не скажем,
Безгранично будем счастливы.

Аминь!

Сола Монова
afronka: (Default)
Живите несерьёзно. Иначе будет поздно.
Иначе вся Вселенная вам станет «угрожать».
И все вас будут мучить. И все вас будут злючить.
Царапать и колючить, кусать и обижать.

Живите, улыбаясь. Собою наслаждаясь.
И не загромождаясь серьезностью проблем.
Поверьте, все решится - начнется, завершится.
И незачем страшиться, что плохо всё совсем.

Везде есть смеха птичка. И юмора частичка.
И вредно хмурить личико. Оно стареет так.
Живите несерьезно. Иначе будет поздно.
Иначе, став нервозным, услышите: «Дурак!»

Игорь Тютюкин


afronka: (kate)
Солнце садится в горки,
Тени длинней, но мягче,
Дети восточной сборки
С визгом гоняют мячик.

Тучки, хлебнув заката,
Просто висят беспечно
В виде слонов из ваты,
В виде смешных овечек.

Дедушка курит сонно
С важностью Аль-Капоне.
Платьица и кальсоны
Сушатся на балконе.

Ужин хозяйка солит,
Режет пирог на части...
Нет ни вины, ни боли,

Боже, какое счастье...


Сола Монова, 2013

Опубликовано в 23:05 (все мои записи на Google+)

afronka: (Default)
Я - женщина и значит я актриса,
во мне сто лиц и тысяча ролей.
Я- женщина и значит я царица,
возлюбленная всех земных царей.
Я- женщина и значит я рабыня,
познавшая солёный вкус обид.
Я- женщина и значит я пустыня,
которая тебя испепелит.
Я- женщина, сильна я поневоле,
но знаешь даже если жизнь-борьба,
Я- женщина, я слабая до боли,
Я -женщина и значит я судьба.
Я- женщина, я просто вспышка страсти,
но мой удел терпение и труд...
Я- женщина, я то большое счастье
Которое совсем не берегут.
Я- женщина и этим я опасна,
огонь и лед навек во мне одной.
Я- женщина и значит я прекрасна,
с младенчества до старости седой.
Я- женщина и в мире все дороги
ведут ко мне, а не в какой-то Рим.
Я- женщина, я избранная богом,
хотя уже наказанная им!

автор: Наталия Очкур
afronka: (kate)
четыре.

тяжелые, как удар.

"кесарево кесарю - богу богово".

а такому,

как я,

ткнуться куда?

где мне уготовано логово?



если бы я был

маленький,

как океан,-

на цыпочки волн встал,

приливом ласкался к луне бы.

где любимую найти мне,

такую, как и я?

такая не уместилась бы в крохотное небо!



о, если б я нищ был!

как миллиардер!

что деньги душе?

ненасытный вор в ней.

моих желаний разнузданной орде

не хватит золота всех Калифорний.



если б быть мне косноязычным,

как Дант

или Петрарка!

душу к одной зажечь!

стихами велеть истлеть ей!

и слова

и любовь моя -

триумфальная арка:

пышно,

бесследно пройдут сквозь нее

любовницы всех столетий.



о, если б был я

тихий,

как гром,-

ныл бы,

дрожью объял бы земли одряхлевший скит.

я если всей его мощью

выреву голос огромный,-

кометы заломят горящие руки,

бросаясь вниз с тоски.



я бы глаз лучами грыз ночи -

о, если б был я

тусклый, как солце!

очень мне надо

сияньем моим поить

земли отощавшее лонце!



пройду,

любовищу мою волоча.

в какой ночи

бредовой,

недужной

какими Голиафами я зачат -

такой большой

и такой ненужный?



(с) Владимир Маяковский
afronka: (dream)
здравствуй, море, я перестала тебе писать.
нет возможности, сил и, видимо, даже смысла.
я меняю местами даты, слова и числа,
а ночами все так же часто и сильно висну,
но тебе об этом вовсе не нужно знать.
Read more... )
afronka: (friends?)
там, где волны искрятся, время идёт иначе, - затихает от вкуса соли на языке. мир становится чуть уставшим, почти незрячим, не сжимая меня в горячей своей руке. он даёт мне свободу видеть, дышать и слышать, выбирать только тех, кто входит в сердечный ритм. там огромные капли мчатся с небесной крыши, не касаясь того, что долго в тебе болит.

Read more... )

***

Apr. 20th, 2013 11:28 pm
afronka: (kate)
Сколько в нас еще останется городов, сколько их дорог наш шаг разобьет на рифмы? Я в твоих руках упрямлюсь гитарным грифом, я держусь тебя до дрожи внутри ладов. Я умею быть неистовой и чужой, разъяренной, жаркой, дерзкой – порвутся струны. Нам с тобой бывает трудно, чертовски трудно, только каждый эту музыку бережет. Потому что в ней, под звуком, на самом дне, неподвластно никому, непроизносимо, сжата нежностью до срока такая сила, для которой нет преград и законов нет. Сколько в нас еще останется суеты, придорожной пыли, песен, имен случайных…

Нас с тобой то разлучают, то обручают.

Наше солнце улыбается с высоты.

Кот Басё

Опубликовано в 22:44 (все мои записи на Google+)

***

Mar. 11th, 2013 10:37 pm
afronka: (kate)
Потому что я люблю тех, кто меня хоть чему-то учит
Ты же жаждешь лишь тех, кто во всем потакать готов.
Смесь гордыни и эго - это тяжелый случай
И какие нужны потери, от них отказаться чтоб.

Трезвость разума часто важнее сердца
Где частот его не расслышишь издалека.
Ток идет по каналам, где взгляды, как мегагерцыRead more... )

Опубликовано в 21:52 (все мои записи на Google+)

afronka: (kate)
Если идти постоянно прямо,
Можно дойти до океана,
Можно дойти до высоких гор и высоких дел.
Если идти постоянно пьяной,
Можно найти [как ни странно] яму -
Будет о чем сокрушаться на страшном суде.

Если идти постоянно в гору,
Можно с вершины увидеть город -
Тронуть ладонью колючки его огней.
Если - с попутчиками и "вногу",
Будет как-будто не одиноко,
Но по-солдатски обычно идут к войне.

Если "идти" - это только способ
Бодро вступить в эшелоны боссов
[тех, кому платят пошагово и вперед] -
Смело ступай по следам кумиров!
Истино станешь царицей мира,
Будешь влиятельно распределять сырье!!!

Если идти это - цель [не средство],
Лишь бы ни с трубочкой по-турецки
Томно гонять эйфоретики по крови,
Если комфорт не влечёт, а душит -
Истинно, ты - человек идущий.
Необъяснимая ветвь эволюции - редкий вид.

Сола Монова

Опубликовано в 00:21 (все мои записи на Google+)

afronka: (taste_my_pain)
и ты, вероятно, спросишь: какого лешего?
а я отвечу пафосно: было нужно.
ну, в общем, кажется, звали его Иешуа,
мы пили красное поздней ночью из чайных кружек.

и он как-то очень свежо рассуждал о политике
и все твердил: мол, нужна любовь и не надо власти.
и вдруг сказал: "ты уж не сочти меня нытиком,
но я устал, понимаешь, устал ужасно.

стигматы ноют от любых перемен погоды,
и эти ветки терновые к черту изгрызли лоб.
или вот знаешь, летом полезешь в воду,
и по привычке опять по воде - шлеп-шлеп...

ну что такое, ей-богу, разнылся сдуру.
что ж я несу какою-то ерунду?!
я просто не понимаю, за что я умер?
за то, чтобы яйца красили раз в году?

о чем я там, на горе, битый день долдонил?
а, что там, без толку, голос вот только сорвал.
я, знаешь ли, чертов сеятель - вышел в поле,
да не заметил сослепу - там асфальт.

и видишь ведь, ничего не спас, не исправил,
а просто так, как дурак, повисел на кресте.
какой, скажи, сумасшедший мне врач поставил
неизлечимо-смертельный диагноз - любить людей?"

он сел, обхватив по-детски руками колени,
и я его гладила по спутанным волосам.
мой сероглазый мальчик, ни первый ты, ни последний,
кто так вот, на тернии грудью, вдруг понял сам,

что не спросил, на крест взбираясь, а надо ли?
(у сероглазых мальчиков, видимо, это в крови).
а город спит, обернувшись ночной прохладою,
и ты один - по колено в своей любви.

(с) Аля Кудряшов
afronka: (kate)
Я не любви Твоей прошу.

Она теперь в надежном месте...

Поверь,что я Твоей невесте

Ревнивых писем не пишу.



Но мудрые прими советы:

Дай ей читать мои стихи,

Дай ей хранить мои портреты-

Ведь так любезны женихи!



А этим дурочкам нужней

Сознанье полное победы,

Чем дружбы светлые беседы

И память первых нежных дней...



Когда же счастия гроши

Ты проживешь с подругой милой,

И для пресыщенной души

Все сразу станет так постыло -



В мою торжественную ночь

Не приходи. Тебя не знаю.

И чем могла б Тебе помочь?

От счастья я не исцеляю.



Анна Ахматова





















Опубликовано в 22:45
(все мои записи на Google+)


afronka: (alone_in_my_pain)
светает совсем не слышно,
чтоб время молчаньем мерить.
и слушать как дождь по крыше.
мама, мне двадцать девять.
мама, я стала взрослой,
и стало дышать труднее.
обугленная короста
под левой ключицей тлеет.
ты говоришь: так надо.
чтоб в рот набрала водицы.
я полжизни молчала,
сейчас бы- заматериться.
гибкая ветка гнется,
гнется почти до хруста,
гнется до боли
крови
мама, мне долго гнуться?
мама, я прибавляю
в возрасте,
в весе,
в боли,
в страданьи,
в непониманьи,
даже в сахаре в крови.
свет лунный тихо льется,
«письма к Милене» Кафки.
мама, давай напьемся
или покурим травки?
а лучше давай уедем,
забудем про этот город.
мама, мне двадцать девять!
мама, тебе не сорок...

знаешь, я рано устала,
солью пишутся строчки.

как тяжело оказалось
быть безупречной

дочкой.

(c) Милена Кафанова.
afronka: (roses)
Давайте вместе одиночиться
В моей двухкомнатной норе.
Мне почему-то очень хочется
Проснуться с кем-то на ковре
С похмелья иссиня-свинцового,
От хлама вычистить окоп
И глянуть в лето леденцовое,
Как в маленький калейдоскоп.
Я попрошу его высочество
Июнь, чтоб сделал вам ключи.
Давайте вместе одиночиться
Как футуристы, как бичи...

© Copyright: Cола Монова, 2005

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
1011 1213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:29 am
Powered by Dreamwidth Studios